Главная » Рецензии » Молога: до, во время и после затопления

Молога: до, во время и после затопления

Молога: до, во время и после затопления


Молога: до, во время и после затопления, 1860–1950-е [Текст] / П. И. Зайцев,
А. А. Фенютин, С. И. Куликов и др. ; под общ. ред. В. В. Горошникова ; Рыбинск. гос. ист.-архит. и худож. музей-заповедник. — Рыбинск : Медиарост, 2019. — 486, [4] с., [18] л. ил.

«Здесь некогда, могучий и прекрасный,
Шумел и зеленел волшебный лес,
Не лес, а целый мир разнообразный,
Исполненный видений и чудес
Ф. И. Тютчев

«… Весной 1941 года близ Рыбинска появилось почти настоящее море. Весенний паводок оказался последним паводком в Молого-Шекснинской пойме. Он навсегда затопил ее землю — около двух тысяч квадратных километров благодатной, хорошо плодоносящей земли, богатых лесных угодий, травяных лугов. Прекратилась жизнь природы, которая так истово бурлила и кипела, так обильно родила свои богатства и так щедро отдавала людям». Исчез древний город Молога и вместе с ним около 700 сел и деревень, усадьбы Мусина-Пушкина, Дорофеева Пустынь, Афанасьевский и Леушинский монастырь с бесценной иконой Тихвинской Божьей Матери. «Мощный живительный родник в центре русского северо-запада погиб безвозвратно». А люди, прогнанные с насиженных мест, вкусили сполна горькую долю переселенцев и никогда не смогли оправиться после этих роковых событий.

Книга — особое издание в серии «Эхо эпохи», ибо в ней представлена широкая и неоднозначная картина жизни людей на протяжении столетия, начиная с середины XIX века и до Великой Отечественной войны, на территории Мологского края, ныне затопленного водами Рыбинского водохранилища. Читателям не предлагается готовых решений и оценок, каждый из нас должен сделать свой вывод о страшной драме того времени.

В книге собраны воспоминания мологжан — уже получившие признание «Записки пойменного жителя» Павла Зайцева и публикуемые впервые тексты, авторы и герои, которых — самые разные люди, от профессора до крестьянки, заставшие разные эпохи. Здесь представлен и классический исторический очерк о городе и выдержки из редких документов, интереснейшие мемуары жителей края и научно-популярный рассказ о ходе строительства Рыбинского гидроузла. Такое вроде бы несовместимое сочетание стилей, жанров, форм и аспектов в данном случае неслучайно — оно показывает противоречивую эпоху этой трагедии и разные точки зрения, из которых складывается яркое по силе воздействия полотно русской жизни с 1860-го до 1940-х.

Первая часть книги знакомит нас с богатой историей Мологи, отражающая основные вехи развития этого старинного торгового города. Во второй части собраны воспоминания жителей Мологи и ее окрестностей, в частности знаменитые  «Записки пойменного жителя» Петра Зайцева. Это уже третье издание мемуаров крестьянина из Мологского уезда, чье повествование поэт Юрий Кублановский сравнивал с писательской манерой Пришвина и Аксакова по силе художественного слова. В книге приводятся сильнейшие по глубине переживания от потери Мологи мемуары С. И. Куликова «Утонувший город», Ю. А. Нестерова «Память детства», Г. В. Бурши «Предания рода Жаворонковых», А. П. Шеломовой «Какой мне запомнилась Молога». Трагическая история древнего села Борисоглебское, где находилась уникальная усадьба Мусиных-Пушкиных, оживает в воспоминаниях И. Д. Березниковского «Село Борисоглебское — моя малая родина». Детские годы, полные радости, светлая юность и высокие мечты были у героев этих очерков, пока тихо не исчезло их родовое гнездо — место силы, покоя и счастья
(Т. В. Фавстова «Вспоминая родную Мологу», Н. М. Смирнова «Рождение моря»). Хотя не все воспринимали утрату Мологи, как трагедию своей жизни и своей семьи, как например С. А. Щеголева «Воспоминания о Мологе».

Некоторые факты, приведенные в книге, откровенно шокируют, хотя рассказчики говорят об этом без особого драматизма, как о чем-то обыденном и неизбежном. Чего стоит история о многодетной матери-бригадире, которую хотели засудить за частушки односельчан или история молодой женщины, насильственно разлученной с больным малышом. Или упоминания о коллективных разграблениях и осквернении храмов, уничтожении усадьбы Мусина-Пушкина, мародерствах на могилах. А в одном из рассказов очевидцев повествуется о женщине, которая жила летом на берегу напротив своего затопленного дома, у костра, устроив между домом и берегом деревянный мостик.

До рокового решения судьба Мологского края была похожей на истории десятков тысяч других городков, деревень и сел. Перед нами яркий, целостный и объемный фрагмент общей картины русcкой жизни XIX — XX веков. Книга содержит редкие фотографии конца XIX — начала XX века, так как только на них и можно увидеть достопримечательности Мологи, городские панорамы, хроники переселения и возведения гидроузлов. Книга легко читается и открывает много тем для размышления.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.