Главная »  Центральная библиотека » Поэт Александр Коршунов: 75 — Году великой Победы посвящается

Поэт Александр Коршунов: 75 — Году великой Победы посвящается

Поэт Александр Коршунов: 75 — Году великой Победы посвящается

27 августа в 18:00 Центральная библиотека имени М. Ю. Лермонтова приглашает на литературный вечер «Поэт Александр Коршунов: 75 — Году великой Победы посвящается. Стихи и песни в исполнении автора».

Вечер состоится не в библиотеке, а на открытом воздухе — во дворе по адресу: ул. Советская, д. 2А, возле арт-пространства «Тепло».

Ярославский поэт Александр Коршунов назвал свой авторский вечер просто и кратко — «75». Семьдесят пять лет назад закончилась Великая Отечественная — жертвенная —  война. И дети, рождённые вскоре после Победы, успели состариться. А у внуков и, тем более, у правнуков совсем уже другая жизнь. Так почему же внук погибшего солдата Александр Коршунов, проснувшись мирным утром 22 июня, не может не думать: «Раннее утро сейчас, как тогда»? Не может уйти от того, что испытал тогда, вместе с миллионами братьев своих и сестёр, его дед:

Утро, не утро — простившись с собой,
Малою частью в окованный строй.
Сталью приказа пронзён батальон,
Полк или фронт, иль народ весь. Ползём!
Брюхом, боками, спиною в метель,
В прах и бетон. И не выбрать постель.

Почему это так — через 75 лет? Наверное, дело в том, что поэт, если он настоящий, всегда остро чувствует нерв своего — именно своего, а не только прошедшего! — времени. И для нас, своих современников и соотечественников, может выразить ясно ту нашу глубинную, чистую, но задавленную заботами, неурядицами и казённым патриотизмом, потребность сказать павшим:

Простите.
Встаю на колени.
На землю, которой вы стали.

Поэту дано выразить чувство, возникающее перед Вечным огнём:

Здесь возвышенно и легко.
Видно, с дымом, сжигая фальшь,
Поднимается высоко
Пламенеющий дух наш.

Сжигая фальшь! Вот что, думается, жизненно необходимо нашему заблудившемуся времени. И оттого так горько, тягостно, когда эта фальшь торжествует. Когда она проникает даже в память о Великой Отечественной войне (при этом тупо называя её ВОВ) и подменяет святую эту память то равнодушно-лицемерным официозом, то почти откровенным забвением. И оттого гнев, открытый гнев, горит — а то и просто полыхает! — в некоторых стихах Александра Коршунова. Но наиболее сильными эти гневные стихи становятся не тогда, когда поэт обличает других, чужих и чуждых. А тогда, когда весь мучительный стыд он замыкает на собственной душе — и, обретая этим право говорить от имени всех, обращается к павшим:

Так стыдно! Так стыдно! Так стыдно!
Кислотно-невыносимо.
За Вами себя мне не видно.
Со скрежетом вырвала мина
Чужое, чужое, чужое
Пульсирующее тело.
Из боя. Вернулись из боя
Не все. А вот в этом всё дело.

Не вернулся из боя и тот весёлый солдатик, что в стихотворении Коршунова говорит-напевает — то ли под гармошку, то ли просто так:

Жизнь — мала копеечка,
Земляной бугор.
Жёнка — трёхлинеечка,
Масляный затвор.

И тоскует в осеннем промозглом холоде по дальнему теплу, по отеческому дому. И сердцем, крестьянский сын, чувствует родную землю, в которую суждено ему уйти:

А землица мокрая,
Матушка моя,
Зашипит осколками,
Что прошли меня.

И в завершение:

Жизнь — мала копеечка,
Холм над головой.
Стлела трёхлинеечка,
Стал землёй герой.

И почему-то видится ясно, как уже в наши дни молодые ребята из поискового отряда подняли останки этого солдатика вместе с истлевшей его трёхлинеечкой.

А ещё думается, что стихи Александра Коршунова о памяти войны — сродни современным ребятам-поисковикам. Эти стихи не дают, не разрешают нам забывать. Даже то, что очень хочется забыть. Как ту атаку, в которой погиб дед Александра:

Команда толкает и всё отпадает.
И дикая ярость дыханье сжимает.
Ни чёрта, ни счёта. Волнами на доты.
Секунды для взвода. Минуты для роты.
Три четверти часа и больше не надо.
Подкинута масса на топливо ада.
Идут батальоны, полки и колонны.
Дивизия — сутки. И не поимённо.
Слоями под танки сыночки, чьи мамки
Под сердцем носили, собою кормили.

Слоями — не преувеличение, нынешние поисковики это подтверждают. Это страшное и честное стихотворение, и читать его нужно целиком — тогда почувствуешь весь нечеловеческий ужас войны. А в каких-то строках вдруг услышишь зловещий, ввинчивающийся в душу звук «з-з-з!..» — то ли скрежет танков, то ли зубовный скрежет:

Во имя приказа, за землю, заразу, зазнобу,
За правду, за долю, за брата,
Сквозь маты за мать рвались убивать.

Такова была величайшая, неимоверная цена Победы…

Однако, в стихах Александра Коршунова о памяти войны есть и другие интонации. Есть свободное дыхание, сердечное тепло и даже юмор. И приходит это тогда, когда Александр пишет о своих родных, близких, на рассказах которых он вырос. Пишет о своих воевавших дядях:

Как ходили, были, били,
Были биты и войну
Вместе всё же победили.
И в Германии добили
Зверя в давнюю весну.

В этом стихотворении случай из фронтовой жизни рассказывает один из родных автора — дядя Вася. И при этом кажется, что солдатское это повествование ведёт другой Вася — незабвенный Василий Тёркин: так много здесь душевного здоровья и весёлой внутренней свободы. Причём, в этой стихотворной были возникает тема преёмственности поколений: оказывается, племянник в мирном 1985 году служил в армии там же, где в 1945-ом воевал его родной дядя. Казалось бы, тема — прямо для плаката. Однако, ни капельки пафоса в стихотворение не просачивается — здесь только солдатский юмор, прибаутки, только жизнь как она есть.

А стихотворение о других своих родных — о женщинах войны — Александр Коршунов неслучайно начинает с зачина, близкого к народной, вековечно женской, песне:

Упала память снегом, да растаяла.
Скатилась в речку, да водой стекла.
Такие у неё обычно правила.
Такие вот у памяти дела.

И столько в этих стихах нежности, столько тихой любви к этим женщинам – не героиням, обычным, которые:

Вот так и жили. Мост, дорога, станция.
Всех старших приспособила война…

Столько светлой печали:

Ах, сколько было пережито. Жили-ведали.
Река смывает боль, венки несёт.
Не повстречались бабки мои с дедами.
Ах, счастье-рыбка! Только хвостиком махнёт.

И есть у Александра Коршунова стихотворение — казалось бы, о крестьянских женщинах; казалось бы, о войне — а на самом деле, о вечной Родине:

Крестианские страдальцы,
Край юродивый, родной.

Всего одну буковку в слове «крестьянские», всего только мягкий знак, чуть изменил поэт — и в обновлённом слове «крестианские» ясно проступило: «христианские», и стихотворение зазвучало высоко и торжественно-строго. И щемящей мелодией вступила в музыку стиха тихая просьба поэта:

Пролети, Пресветлый Ангел,
Осени же нас крылом
Милости забыто-давней,
Щедрым хлебом, честным днём,
Крестианской благодатью,
Возрожденьем в край родной,
Деревенской гордой статью,
Чтоб наличники с резьбой.
Чтоб чисты поили соки
Первородных родников.
Чтоб светили эти строки
Возле тёплых очагов.

Приходите к нам на вечер Александра Коршунова! В его авторском исполнении прозвучат и стихи, и песни под гитару.

Напоминаем, что вечер состоится 27 августа, в 18 часов — но не в помещении организующей эту встречу Лермонтовской библиотеки, а (назло коронавирусу!) на вольном воздухе, во дворе дома № 2А по улице Советской (около арт-пространства «Тепло»). До встречи!

Ирина Шихваргер,
сотрудник Центральной библиотеки имени М. Ю. Лермонтова

Ждём Вас 27 августа в 18 часов
по адресу: ул. Советская, д. 2А (во дворе, около арт-пространства «Тепло»)
Справки по телефону: +7 (4852) 21-36-65
Организатор встречи – Ирина Хоновна Шихваргер
Директор – Светлана Юрьевна Ахметдинова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *