Васильченко А.В. Ярославский мятеж

Васильченко А.В.  Ярославский мятеж. – М.: Издательство «Пятый Рим»,  2018. – 336 с., илл.

«…Горели казенные учреждения, дома, тюрьма, хозяйственные постройки. Весь Ярославль был в огне, и, я думаю, пожар Москвы – бледное отражение того, что мы наблюдали в этом приволжском городе русских святынь.

Певец Ю. Морфесси

В 2018 году исполняется 100 лет со дня трагической даты – Ярославского военного мятежа в июле 1918 года. Старинный купеческий город на Волге с богатым культурным наследием в считанные недели превратился в объятые пламенем руины. Сколько погибло мирных жителей, ставших заложниками мятежа, и сколько было их уничтожено после, до сих пор историками в точности не определено. В результате трехнедельного противостояния  белых повстанцев и частей Красной Армии, Ярославль был практически стерт с лица земли. Отнюдь не случайно, что мятежному Ярославлю Алексей Толстой посвятил несколько страниц в своей оде гражданской войне «Хождение по мукам: «И вот город охватило кольцо боя. На улицах рвались снаряды… Валились древние колокольни, падали дома, повсюду занимались пожары, их некому было тушить, солнце затянулось дымом. Не убирали даже трупов на улицах».

Советские историки намеренно не уделяли должного внимания ярославскому восстанию, не желая поднимать неудобные вопросы. И долгие годы эта тема исследовалась местными краеведами и энтузиастами (это были Александр Мясников, Андрей Киселев, Николай Козак, Николай Чуковский, братья Иван и Юрий Шевяковы), которые считали своим долгом приподнять эту черную завесу истории. Перед нами книга, которая является своеобразным итогом их работы и освещает историю ярославского мятежа с максимально объективных позиций.

С чего начиналось восстание? Ярославль был тихим, губернским городом, не знавших ранее войн и революционных потрясений. Авторы книги пытаются понять причины мятежа и раскрыть неизученные моменты его подготовки, а также, какую роковую роль сыграл в нем полковник Перхуров и главный идеолог восстания Борис Савинков. «Рано утром 6 июля, еще в темноте, на Леонтьевском кладбище собралось 106 человек. Пути назад уже не было. Довольно быстро мятежники овладели артиллерийским складом и получили оружие. По пути ими был захвачен и разоружен 2-й Советский полк, железнодорожный мост через Волгу, почти все Заволжье (Тверицы, село Яковлевское, станция Урочь). На станции Урочь был сооружен бронепоезд, с помощью которого мятежники в последующие дни удерживали железнодорожный мост. Сам Перхуров вместе со своим штабом первоначально разместился в бывшей гимназии Корсунской (ныне это здание Главпочтамта на Богоявленской площади). Довольно быстро, в течение ночи и следующего дня, мятежникам удалось арестовать многих руководителей советских учреждений. Некоторые из них во время ареста были убиты. Среди них С. М. Нахимсон, Д. С. Закгейм, П. А. Зелинский, А. С. Шмидт, М. М. Лютов и другие». В книге подробно исследуется драма, разыгравшаяся на «барже смерти». Были ли в голоде и массовой смерти заключенных большевиков виноваты восставшие, или же это ужасное стечение обстоятельств, непрекращающиеся обстрелы с обеих сторон Волги?

Восстание в Ярославле началось 6 июля, то есть в тот же день, что и вооруженное выступление левых эсеров в Москве. Занятые исключительно событиями в столице, большевистские лидеры, видимо, просто не в состоянии были сразу оценить степень опасности ярославского восстания. Несколько позже в город прибыл Московский сводный полк, интернациональный батальон Варшавского полка, отряды Иваново-Вознесенска, Костромы и три бронепоезда. Архивные документы, поднятые в книге, позволяют выявить и еще одну причину задержки в ликвидации мятежа. Недостатка в артиллерийских снарядах у красных не было, но не доставало пулеметов, и поначалу было мало живой силы. В этих условиях красные предпочитали вести артобстрел города, что вело к его разрушению, но исход операции не могло предрешить. Сами красные командиры вынуждены были признать, что «город разгромлен до ужаса, а пользы немного». У Перхурова, напротив, было мало артиллерии, но имелось в наличии большое количество пулеметов. Кроме того, как прежде отмечал сам Перхуров, вести артиллерийский огонь из города мешали здания, плотная городская застройка Ярославля. Их тактика заключалась в том, чтобы превратить крупные здания в долговременные оборонительные сооружения и вести оборону в сочетании с наступательными операциями на отдельных участках фронта. Так они намеревались продержаться до подхода с Севера основных сил белых. Если бы восстание не было проиграно, нас бы ожидал другой поворот истории, но случилась трагедия. Мятежники проиграли.

Чтобы понять масштабы обстрелов, в книге приводится такая цифра – по выражению одного из активных участников подавления «мятежа», в «окончательном подсчете Ярославль имел честь скушать 75 тысяч снарядов за 16 дней». Продолжавшиеся целых шестнадцать дней кровавые события в Ярославле завершились. Но город после мятежа представлял собой страшную картину. Корреспондент одной из газет, прибывший в Ярославль сразу же после окончания боевых действий, дал следующее описание увиденного. «Былого, красивого Ярославля более нет, — писал он. — Нельзя сказать: нет Ильинской улицы или погибла в огне Владимирская улица. Нужно сказать: погибло все, кроме куска центра и вокзальной части города…   Торчат одинокие трубы домов, куски кирпичных закопченных стен, остовы обгорелых деревьев. Валяются куски железа, кирпичи, обожженные чугуны и горшки и прочая домашняя утварь… Пожарная вышка разрушена. На Сенной площади все лари сгорели. Телеграфные столбы свалены и обгорели. В уцелевших домах выбиты все стекла. Цирк изрешечен снарядом…».

Полностью была разрушена одна треть Ярославля. 28 тысяч жителей остались без крыши над головой. Сгорело или было разрушено 20 промышленных предприятий, здание Демидовского юридического лицея, Некрасовская библиотека, реальное училище и т. д. Общий материальный ущерб городу составил более 124 млн. золотых рублей. В городе долгое время не было водопроводной воды. Начались эпидемии. По-прежнему не хватало продовольствия. Жить в городе было невозможно, и часть ярославцев была вынуждена покинуть его. По большому счету к 1919 году город прекратил свое существование. «Из живших в нем 150 тысяч горожан осталось не более тридцати. Возрождение Ярославля пришлось уже на  конец 20-х годов, когда он вновь появляется на карте, но как индустриальный центр», — с грустью констатируют авторы книги.

Ярославский мятеж и его события с известной регулярностью продолжают касаться многих из современных горожан. При строительстве новых домов и ремонте дорог нередко находят снаряды эпохи гражданской войны. Эхо гражданской войны, поднятое в этом издании, будет еще долго витать над красивейшим городом над Волгой, утратившем свой первоначальный вид из-за политических разногласий и чьих-то амбиций. В конце книги приводятся в биографические сведения обо всех известных участниках события, освещаются истории их трагических судеб. Так например, известная актриса немого кино Валентина Барковская была и участницей восстания и возможно агентом ЧК. Она избежала расстрела после подавления мятежа, но бесследно исчезла в Казани в огне Гражданской войны. Видимо не случайно.

Это прекрасная, исторически документированная книга с редкими фотографиями того времени будет полезна всем ярославцам и неравнодушным к истории своей страны читателям.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *