Презентация новой книги Маргариты Георгиевны Ваняшовой «Фирс Шишигин: Люблю жить в актере»

Share on FacebookShare on VK

9 февраля 2013 года в 16 часов состоится презентация новой книги Маргариты Георгиевны Ваняшовой «Фирс Шишигин: Люблю жить в актере». Первая презентация этой книги прошла в рамках празднования 50-летия ярославской театральной школы. Теперь профессор Ярославского государственного театрального института и кафедры русской литературы Ярославского государственного педагогического университета, доктор филологических наук, академик РАЕН, Заслуженный работник культуры России, лауреат Ярославской областной литературной премии им. И. З. Сурикова (за 1994 и 2001 годы), номинатор литературной премии Smirnoff-Букер, представит новую книгу широкой читательской публике в Центральной библиотеке имени М. Ю. Лермонтова.

Большой друг ярославской библиотеки Маргарита Георгиевна в представлении не нуждается – она постоянный участник Лермонтовских чтений, ведущая многих встреч. И все-таки, каждый раз читатель узнает не только новые грани таланта, но и удивляется, с какой любовью говорит о тех, с кем переплелась ее творческая судьба.

Послушаем самого автора о своем герое, известном режиссере Волковского театра Фирсе Шишигине, которого любят и помнят старые театралы: «Шишигин остро чувствовал время, выражая его мощно и страстно. Сегодня по прошествии десятилетий, не видя и не зная театра Шишигина, его спектаклей, многие, по слухам и легендам, готовы представить режиссера как некоего идеологического монстра, махрового консерватора, сторонника помпезности и монументального советского официоза. А ведь ему принадлежит постановка русской классики в ее трагедийных тонах («Дети солнца» М. Горького, «Печорин» М. Лермонтова) и в ее философско-смеховой традиции («На всякого мудреца довольно простоты» А. Н. Островского)». И далее с такой же горячностью М. Г. Ваняшова пишет: «Он был сыном революционного времени… И он нес в себе это время с его жаждой переустройства и со всеми тяжелыми противоречиями. Прошедший гулаговские лагеря, профессионал, умелый и думающий, он научен был самой жизнью делать спектакли в условиях экстрацензурного пространства. Он знал все особенности тогдашнего политеса, переходов с «больших радиусов» на малые, шел на компромиссы и уступки в лукавых играх с Министерством, выстраивая репертуар почти по Есенину: «Отдам всю душу Октябрю и Маю, но только лиры милой не отдам…»… И, как мог, Шишигин пытался сохранить себя как художника».

Маргарита Георгиевна, сравнивая Шишигина с Ломоносовым «по русской стати характера и многоодаренности», пишет и об истоках театральной мечты юного Фирса: «Архангельск, в котором проходило его детство, в 1918 году оказался в самом центре грозных событий гражданской войны. Отец, Ефим Васильевич, был переведен в Симбирск. Отец брал сына с собой в театр на конференции и совещания. Их обязательным завершением были концерты и спектакли. И юный Фирс с 11 лет становится заядлым театралом. Решение посвятить жизнь театру родилось из его острого и пронзительного впечатления в том же Симбирске, в 1919 году. Это было выступление скрипача-венгра». Вспоминая свои детские впечатления, Шишигин признается: «О, эта власть над тысячью людей, эта радость, эта скрипка, эти стихи, речи… И таким я захотел быть…»

А мы следуем вслед за автором: «В 1929 г. он окончил режиссерское отделение Ленинградского техникума сценических искусств. Его педагогами были Леонид Вивьен, Сергей Радлов (руководитель курса), Владимир Соловьев (почти ровесник, будущий драматург), теоретик Стефан Мокульский. Дмитрий Шостакович был другом его ленинградской юности, их дружба продолжалась всю жизнь… Мечтая о своем театре, он едет на Дальний Восток и в 1933 г. набирает в Никольск-Уссурийске актерскую студию, воспитывает учеников».

А потом арест — в 1938 году вместе с командармом, маршалом Блюхером и его окружением. Шишигин не сдавался и написал пять писем Сталину, отстаивая свою правоту. В 1939 году его выпустили в числе необоснованно пострадавших от «ежовщины». Что потом? Мы слушаем далее интересного рассказчика:

«Театры Дальнего Востока в его биографии сменяют театры Ставрополя, Сталинграда, Воронежа. Каждому из них он посвящает значительную часть жизни. И в каждом из этих театров до сего времени живет его душа, оставлен незримый след. Было в Фирсе нечто магическое… Не случайно в одном из последних интервью на вопрос о самом значимом режиссере в его жизни Иннокентий Смоктуновский назвал не Товстоногова, не Ефремова, не Равенских, не Розу Сироту, а Фирса Шишигина, с которым он в 50-е годы встретился в Сталинграде. Это не только парадоксальная оценка. На тех подмостках было нечто, что Смоктуновский взял для себя, что повлияло на его формирование».

Вместе с автором книги мы войдем в «прекрасный и яростный мир» Фирса Ефимовича Шишигина, великого театрального мастера, «выстроившего свой театр, исторический, грандиозный по масштабам и осмыслению истории», выдающегося режиссёра, работавшего в течение двух десятилетий в Ярославле, Народного артиста СССР, лауреата Государственных премий СССР и РСФСР. В этот день состоится акция «Возвращение Курочкина». М. Г. Ваняшова дарит библиотекам Ярославля другую памятную книгу «Театрал из Норского посада», презентация которой также проходила в нашей библиотеке 5 лет назад.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *