Ярославль. Вишневый сад. Чехов.

Share on FacebookShare on VK

12_stat_2В газете «Таганрогская правда-пятница» от 16-22 мая 2014 года вышла статья о нас! Предлагаем вашему вниманию ее текст.

Чеховская вишня
объединяет города и страны

Вчера, в четверг 15 мая в Таганроге открылась научно-практическая конференция «Продолжение Чехова: к 100-летию здания таганрогской городской библиотеки». Участие в ней принимают гости из Москвы и Ярославля, где у библиотеки имени А.П. Чехова уже несколько лет растёт вишнёвый сад.

Кто знает, почему восьмилетний Егорушка, мальчик в кумачовой рубашке, которого везут в город для ученья в гимназии, проезжая мимо кладбища, думал, что, «когда цветет вишня, эти белые пятна мешаются с вишневыми цветами в белое море; а когда она спеет, белые памятники и кресты бывают усыпаны багряными, как кровь, точками»… Почему вишнёвый сад рубят в последней пьесе Чехова, когда хорошо известно, что вишня и палисадник с вишневыми деревьями – это оберег и символ европейской России. Выходит, в пьесе «Вишнёвый сад» порубленная вишня становится символом смерти…

Глазами Егорушки из повести «Степь» на красоту вишневых деревьев смотрел наш земляк Антон Павлович Чехов. Старые вишневые сады будущий писатель видел в имениях графа Платова, когда ездил к своему дедушке Егору Михайловичу, а ностальгические рассказы о вишневых садах Полтавщины он слышал от матери гимназического товарища Андрея Дросси.

Преданный Фирс в пьесе хвалится и ворчит: «В прежнее время, лет сорок-пятьдесят назад, вишню сушили, мочили, мариновали, варенье варили, и, бывало… И, бывало, сушеную вишню возами отправляли в Москву и в Харьков. Денег было! И сушеная вишня тогда была мягкая, сочная, сладкая, душистая… Способ тогда знали…». В южной России для вкусной, сладкой, сочной вишни способ помнят до сих пор. В окрестностях Таганрога еще можно найти ковыль, сон-траву и вишневые заросли, укрытые сотнями красивых белых цветов. Здесь не встретить тарпана, но в музейных двориках косятся, заглядывая в наши дни, каменные изваяния в женском, а когда и в мужском обличии… Нет-нет да и промелькнет быстрая тень кобчика, прекратив всякую болтовню серых и неугомонных воробьев.

Таганрогская тишина одной старой усадьбы, что на бывшей Полицейской улице, мнимая и напоминает театральные подмостки: здесь зеленеет и пестрит садочком глинобитный дом. В нем появился на свет и провел первые два года жизни отец нового театра – Чехов. Каждую весну здесь зацветают вишни, как зацветают они и во многих таганрогских двориках. В квартале от этой уютной музейной усадьбы «Домик Чехова» стоит дом актрисы Раневской. Рассказывают, Фаина Георгиевна любила выходить на балкон и смотреть вдаль. Далью этой было Азовское море и Приазовская степь. Если от дома Раневской пойти направо, можно попасть в театр, на галерке которого ликовал и влюблялся юный Чехов, в лучших ложах которого тосковала гимназистка Раневская.

Образ и романтика вишневого сада близка русскому человеку вообще. Вишню стараются вырастить даже там, где ей угрожают зимние холода. Так, в 2004 году, к столетию памяти Чехова, вишневые деревца высаживали в разных уголках страны, а древнему Ярославлю понадобилось несколько лет, чтобы воплотить задуманное, как говорится, с умом. Кому в Ярославле принадлежит идея вырастить вишневый сад вдоль библиотеки №12 имени А.П. Чехова, сейчас уже точно никто не вспомнит, но весной 2007 года за дело взялись читатели и сотрудники библиотеки во главе с ее директором Валентиной Викторовой и директором ЦБС имени М.Ю Лермонтова Светланой Ахметдиновой. Воплотить задуманное во многом помогли ярославские депутаты Сергей Толобов и Сергей Замораев. Дело пошло: одни доставили приспособленные к суровым зимам саженцы, другие обеспечили инвентарем, завезли почву, третьи изготовили ограду. Кто-то накрыл чайный стол с вишневым вареньем. Так и пошло, стало традицией собирать вишневые чаепития. Только нынче со своим, ярославским вареньем!

Живя в Мелихове, Антон Павлович посадил 60 вишен. В ярославском вишневом саду вишен пока меньше, но растут они хорошо и стали символом чеховского Ярославля, местом своеобразного паломничества. Ранней весной сотрудники библиотеки обихаживают деревца после зимы, подсаживают новые. В импровизированном зале под голубым куполом неба, «декорированном» вишнями, устраивают концерты, встречи, приглашая читателей, исполнителей русских народных песен. Традиционными теперь стали книжные «книговороты»: каждый может взять со стола с книгами понравившийся томик и принести свою любимую книгу, чтобы поделиться радостью от ее прочтения с другими.

Летом, когда вишня просится на стол и подступает День памяти Чехова, в библиотеке за круглым ярославским столом собираются неравнодушные к личности и творчеству писателя. Знаковой становится корзина спелых вишен… Она символ, радость, вдохновение. Любовь к нашему писателю-земляку движет ярославцами. Они частые гости традиционных таганрогских книжных фестивалей, участники научно-практических конференций и, кажется, знают о писателе все. В эти дни на конференцию, посвященную 100-летию исторического здания чеховской библиотеки, построенного по проекту зодчего Фёдора Шехтеля, прибыла Валентина Геннадьевна Викторова, чтобы рассказать об особняке купца Локалова в селе Великом, построенном на ярославской земле тоже по шехтелевскому проекту.

Кстати, в пригороде Лондона растет вишнёвый сад Дональда Рейфилда, профессора-слависта, автора нашумевшей книги о Чехове. Известно, что саженцы профессор привез из России. Вот и выходит, что чеховская вишня, как и вишневый сад вообще, стала символом процветания, благополучия, символом жизни, украшая жизнь, соединяя людей, города и страны.

Елизавета Шапочка,
заведующая отделом дореволюционных и ценных изданий
ЦГПБ имени А.П. Чехова.

12_stat_author

12_stat_1

12_stat_3

12_stat_4

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *