Выступление Анастасии Сластухиной на презентации книги Николая Смирнова «На поле Романове»

Share on FacebookShare on VK

На презентации книги Николая Васильевича Смирнова «На поле Романове» в Юношеской библиотеке имени Н. А. Некрасова ЦБС города Ярославля (24.02.2017) с особым интересом воспринималось выступление его дочери Анастасии Сластухиной, кандидата искусствоведения, заведующий отделом древнерусской литературы Ярославского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. Через несколько дней после презентации (27.02.2017) она записала своё выступление, прислала текст в библиотеку. На наш взгляд эти размышления помогут читателям проникнуть в истоки и замысел книги. Фотографии Ирины Штольба сделаны на презентации книги в библиотеке.

– Книги своего отца я всегда читаю на двух уровнях – как филолог, получая удовольствие от вкусного, сочного текста, и как дочь, представительница семьи, узнавая в тексте многое из того, что видела и слышала дома.

С начала 90-х годов почти 20 лет он работал в областной газете «Золотое кольцо». Тогда много писал, в том числе и на криминальные темы, приходилось присутствовать на судах. Я была подростком и помню разговоры, например, о том, как одна бомжиха оскопила осколком стекла старика-собутыльника. Случай этот лег в основу сюжета рассказа «Русалка». И других таких, черных, бытовых случаев немало описано в рассказах, открывающих книгу «На поле Романове». Помню, тогда дома удивлялись: спрашивает следователь такого преступника, каковы мотивы нелепой жестокости, а он — тупо хлопает пустыми глазами: «Так вышло».

А в книге через все эти жутковатые сюжеты современности показано развоплощение женского образа – от святой старицы-провидицы, белой птицы с женским лицом, — к зверю-русалке. И в повести «Деревня Роза» тоже о русской женственности, о Матери-земле, о покинутой деревне – пронзительно и трогательно написано.

Многие из сочинений, вошедших в книгу, написаны давно, еще в юности, и только подготовлены к изданию в 2016 году. Поэтому свежи впечатления от Москвы, от учебы в Литинституте, ярко проступает в повести «Властская власть» областной город 70-х годов с его всех обязывающими демонстрациями, унылыми партсобраниями.

Еще один объемный пласт этого повествования – семейные предания. С юности отец начал их собирать и записывать, и дома хранится особая «Семейная летопись». В обычной ученической тетрадке записаны и разные чудеса, вроде случая с черной тройкой, давившей тетку Любовь по пути в единственный действующий в мышкинской округе поводневский храм, и семейное родословие. Прототипами Федора Груздева, про отца которого только и известно, что он «кандалами в Сибири звенел за хорошие дела», и его жены Авдотьи Ивановны послужили дед и бабка отца. Имена их в «Медном царстве» даже не изменены. Бабушка Анна, которая 7 лет ждала мужа, Ивана Тарасовича, из германского плена, — мамина бабушка.

Одна из центральных сюжетных линий «Медного царства» – история Василия и Секлетеи Грязновых, прототипами для которых послужили родители – Василий Николаевич и Августа Федоровна Смирновы. Как и в других книгах, в этой – много о Колыме, где отбывал по 58-й статье срок мой дед, а потом до 12 лет рос отец. Здесь можно встретить и художественно переработанные рассказы Василия Николаевича о лагере, например, о том, как шофер-заключенный проиграл другим заключенным полный грузовик баб, тоже заключенных, и окрашенные детской непосредственностью воспоминания самого автора о том, как он в самодельном лоточке промывал золото. Как принято у взрослых, найденный золотой значок взял в рот, а потом задумался, рот раскрылся, да значок-то и выронил…

Гриша Жиган, Черный Ужас, Андрей Ярцев – люди с такими именами действительно когда-то жили на прииске имени Покрышкина Оймяконского района.

Описание Мологи и Колымы, купеческого уездного города и советского областного центра, конечно, не самоцель повествования, тоже разорванного во времени, составленного из перекликающихся фрагментов и развивающегося, как в музыке, – лейтмотивом. Здесь много фантастики, именно литературной, особенно в последней части книги – «Серебряном царстве». В действие ввязываются герои сказок, былин, народных песен: Илья Муромец и Иванушка-дурачок, Василий Буслаев и Баба Яга, леший и Николай Чудотворец из народных сказаний, герои жестокого романса – разные погубленные жены, отравившаяся Маруся… Здесь они выступают как пародийные, бурлескные персонажи.

К литературному контексту можно отнести и творчество друзей, товарищей по перу – Владимира Гоголева и Валерия Шпигунова, вместе с которыми был составлен рукописный альманах «Сретенье», хранящийся до сих пор у нас дома. Их философские и литературные разговоры описаны в прологе к большому эпическому произведению «Заключенные образы», в которое входят «Медное» и «Серебряное царство».

Особо – о языке. Всю свою жизнь отец записывает интересные слова – услышанные в устной речи и вычитанные из разных книг: чернеть (сущ.), кислеть, приглазилось, блукать… Слова из уходящих деревенских диалектов, жаргон заключенных, славянизмы из Священного Писания – разные пласты повествования «говорят» на разных языках.

Причудливо переплетаясь, разные уровни повествования словно вырисовывают очертания поля Романова – России, знакомой нам, здешней, и иной, запредельной, одновременно существующей в Медном, Серебряном и Золотом царствах.

Анастасия Сластухина, кандидат искусствоведения

Николай Васильевич Смирнов подарил книгу «На поле Романове»  библиотеке. Есть в библиотеке и другие книги, подаренные автором. Читайте их, ощутите мощь и талант писателя, «обнимающего остывшую землю».

Адрес библиотеки: город Ярославль, улица Вольная, дом 3.
Как пройти в библиотеку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *