Вечер «Нет, я не Байрон…», посвященный Михаилу Лермонтову

19 июля в 16.00 в Центральной библиотеке имени М.Ю. Лермонтова прошел вечер «Нет, я не Байрон…», посвященный Михаилу Юрьевичу Лермонтову.

День памяти поэта отмечается 15 июля – и Центральная библиотека к этой дате традиционно проводит встречу с читателями, чтобы поговорить о жизни и творчестве Лермонтова.

— И каждый такой вечер для нас – особый,  – отметила, приветствуя гостей, директор Централизованной библиотечной системы города Ярославля Светлана Юрьевна Ахметдинова. – Ведь мы говорим не просто о любимом поэте, но о том, чье имя носит наша библиотека. Именно поэтому стараемся приготовить для вас, дорогие друзья, что-то новое, интересное.

В этом году в афише памятного дня была заявлена литературно-музыкальная программа «Нет, я не Байрон..». Композицию для ярославцев подготовили и показали артисты московского «Театра трех муз», которым руководит Людмила Грибова.

 

Она же исполняла под гитару романсы и песни, написанные в том числе и на слова Михаила Юрьевича, а вот стихи Лермонтова читал – а вернее даже, вдохновенно проживал! — Сергей Пименов.

Программа состояла из двух частей. В первую вошла, образно выражаясь, лирическая биография поэта: о жизни Михаила Юрьевича рассказывалось и в стихах, и в прозе, причем, стихи артисты подбирали не по хронологии, а по звучащему в них настроению. И в рассказе о ранней юности могло звучать стихотворение более поздних лет, а ранние сроки – откликнуться невольным эхо в разговоре о последних годах жизни поэта.

Лирическое повествование сопровождалось романсами на стихи и самого Лермонтова, и других русских поэтов: ведь задачей артистов было не просто вместе со слушателями вспомнить любимые строки поэта, но погрузиться в эпоху, вдохнуть ее аромат, понять, что тогда витало в воздухе. А лучше поэзии ничто не может передать это эфемерное состояние!

В первой части концерта прозвучало много как хорошо знакомых, хрестоматийных  стихов Михаила Юрьевича, так и тех, что исполняются не столь часто: «Дубовый листок», «Тучки небесные», «Выхожу один я на дорогу», «Как мальчик кудрявый, резва», «Она поет – и звуки тают», «Отворите мне темницу», «В минуту жизни трудную» и другие. И, конечно,  «Нет, я не Байрон…».

Кстати, Лермонтов ведь  был в родстве со своим кумиром – английским поэтом Джорджем Гордоном Байроном, но не знал об этом. Корни-то у Михаила Юрьевича – из Англии. Вот такой интересный факт биографии поэта – и таких любопытных историй было рассказано в этот вечер немало.

Зрители узнали о Екатерине Сушковой и Варваре Лопухиной – в них поэт был влюблен, им посвящал стихи. О семье Мишеля – матери, умершей очень рано, отце, с которым мальчик был разлучен в детстве, бабушке, вложившей во внука всю душу. О тех местах, где поэт жил, где черпал свое вдохновение – Тарханы, Середниково…

Слово к слову, строка к строке, строфа к строфе, стихотворение к стихотворению – и перед нами выткался образ Поэта: бунтаря, мятежной души, страдающей от непонимания и одиночества, острого на язык, даже – едкого, и при том – исключительно тонкой натуры. Человека, считающего, что «вечно любить невозможно», но ищущего этой вечной любви и в жизни, и в творчестве.

Интересно, что Лермонтов, как и Пушкин, как и другие русские поэты и писатели (булгаковское «не заслужил свет, но заслужил покой» помнят, наверное, все), как-то особенно выделяет понятие «покой», взирая на него и истолковывая его по-своему, конечно. В русской литературе, кажется, это уже стало философской величиной. Александр Сергеевич писал: «на свете счастья нет, но есть покой и воля». А Михаил Юрьевич «хотел отрады и покоя», при этом парус – альтер эго поэта – «ищет бури, как будто в бурях есть покой». Мятущаяся душа и жаждет покоя, и страшится его.

Эту двойственность натуры поэта, ставшую приметой эпохи романтизма, артиста удалось передать прекрасно – не говоря лишних слов, всего лишь дав слово самому Михаилу Юрьевичу, его стихам, которые есть самый полный лирический дневник, автопортрет, исповедь Лермонтова.

Рассказ сопровождался видеорядом – зрители могли видеть портреты тех людей, о ком шла речь, и портреты самого поэта. А вот во второй части, в которой прозвучала поэма «Тамбовская казначейша», образец искрометного юмора и наблюдательности Михаила Юрьевича и премьера «Театра трех муз», зрители могли увидеть еще и иллюстрации к поэме.

 

 

Интересно, что в качестве таковых выступали порой изображения исторических личностей: например, при описании внешности казначейши на экране появился портрет Н.Ф.И. – Натальи Федоровны Ивановой, возлюбленной М. Ю. Лермонтова, адресата его юношеских стихотворений. Для нас, ярославцев, Наталья Федоровна особенно дорога: в замужестве она была Обрескова. А ярославское село Пазушино принадлежало этой фамилии.

Чтение поэмы, в ходе которого чтец Сергей Пименов проявил немало иронии и юмора, сопровождалось и музыкальными картинками. Людмила Грибова подобрала песни и романсы, прекрасно подходившие к сюжету.

 

Ну, вот, например, звучат слова Лермонтова:

Уланы, ах! такие хваты…
Полковник, верно, неженатый —
А уж бригадный генерал,
Конечно, даст блестящий бал.

И после них – песенка в духе водевильных сюжетов типа «Соломенной шляпки»:

Уланы – грудь при орденах…
Как не любить улана? Ах!.

Или сцена объяснения штабротмистра Гарина  и Авдотьи Николавны:

— Я здесь — на все решился я…
Тебе я предан… ты моя!
Ни мелочные толки света,
Ничто, ничто не страшно мне;
Презренье светской болтовне —
Иль я умру от пистолета…
О, не пугайся, не дрожи;
Ведь я любим — скажи, скажи!..

Эти слова подхватывает романс «Моя душечка»:

Моя душечка, моя ласточка,
Взор суровый свой прогони.
Иль не видишь ты, как измучен я?!
Пожалей меня, не гони!

А сцена продолжается:

И, вспыхнув вся, она рукой
Толкнула прочь его: «довольно,
Молчите — слышать не хочу!
Оставите ль? я закричу!..»

И снова в унисон звучит из романса:

Не лукавьте, не лукавьте!
Ваша песня не нова.
Ах, оставьте, ах, оставьте!
Все слова, слова, слова…

Романсы, лирические и иронические, печальные и страстные, шли красной нитью через весь сюжет «Тамбовской казначейши». И то, что написаны многие были гораздо позже поэмы, нисколько не мешало им сосуществовать с лермонтовским текстом, добавлять к нему новые акценты и краски. Все слилось и сплелось в удивительной гармонии, ласкавшей слух, и взор, и вкус.

Неудивительно, что публика была в восторге, кричала «браво», а директор ЦБС Светлана Юрьевна Ахметдинова, вручая артистам «Театра трех муз» цветы и благодарственные письма, выразила надежду, что совсем скоро состоится новая творческая встреча с этим коллективом – а может быть, и не одна!

Елена Белова, сотрудник ЦБС.

   

 

 

Ждём Вас в Центральной библиотеке имени М. Ю. Лермонтова
по адресу: г. Ярославль, пр-т Толбухина, д. 11

Вечер «Нет, я не Байрон…», посвященный Михаилу Лермонтову: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *