И пламя воплотилось в стих: вечер к 110-летию Марии Петровых

24 марта в 16.00 в Центральной библиотеке имени М.Ю. Лермонтова прошел литературный вечер «Поэзия Марии Петровых (к 110-летию со дня рождения)». А отмечается день рождения нашей землячки, уроженки Норского Посада, 26 марта.

 

Гостями вечера стали Ксения Викторовна Чердынцева, племянница М. Петровых, дочь ее старшей сестры Екатерины, и родственник семьи Петровых, живущий в Ярославле, — Михаил Крайнов.

Прежде чем войти в волшебный мир поэзии, ведущая вечера Ирина Хоновна Шихваргер напомнила участникам встречи биографию Марии Сергеевны.

Она жила в Ярославле до 17 лет, затем переехала в Москву, где началась совсем другая жизнь. Мария свела знакомство с такими величинами, как Анна Ахматова, Осип Мандельштам. А в Ленинграде она познакомилась с Борисом Пастернаком. Но вот что интересно: даже с такими друзьями Мария Петровых не забывала о своих ярославских собратьях по поэтическому цеху, коллег по Союзу поэтов, действовавшему в нашем городе в 20-х годах. В этот Союз Маруся вступила в 14 лет. А первое свое стихотворение она написала шестилетней.

— Всю жизнь Мария Сергеевна вспоминала этот Союз и то, как много он ей дал, помог стать поэтессой. Нет, не поэтессой, поэтом – ведь стихи у Петровых очень сильные, ее дарование мощное, полнокровное.

И в этом смогли убедиться все, когда актриса Театра кукол Татьяна Старочкина начала читать стихи Марии Сергеевны. К слову, Татьяна Аркадьевна хорошо известна в Ярославле именно своими литературными композициями, поэтическими программами. И теперь вот в ее репертуаре появились и стихи Марии Петровых.

Татьяна Старочкина показала публике Марию Петровых ранних лет, легкую, порывистую, страстную; Марию Петровых в зрелые годы, когда ее творчество резко меняется, становится строгим, когда слова — серебро, а молчание – золото.

Одно мне хочется сказать поэтам:
Умейте домолчаться до стихов.
Не пишется? Подумайте об этом,
Без оправданий, без обиняков.

Этот образ, молчаливый и суровый, драматичный и трагичный, но и полный внутренней силы, запечатлен в портрете работы армянского мастера Мартироса Сарьяна – его зрители могли видеть во время композиции на экране.

А вот современникам Марии Сергеевны стихи ее были известны мало: в основном, Петровых знали как переводчика – и как раз армянская поэзия была у нее одной из самых любимых.

А меду тем, стихи у нее чудесные! Татьяна Старочкина постаралась показать публике всю палитру поэтических красок Марии Сергеевны.

Надо сказать, что живописные термины употреблено неслучайно: во многих стихах словами пишутся яркие, сочные натюрморты и эфемерные, светлые, акварельные пейзажи, сюжетные, характерные портреты и словно бы карандашные наброски с натуры. Вот одно стихотворение, которое, кажется, родилось из наблюдений за нашей нынешней весной:

Какой обильный снегопад в апреле,
Как трудно землю покидать зиме!
И вновь зима справляет новоселье,
И вновь деревья в снежной бахроме.

Под ярким солнцем блещет снег весенний.
Взгляни, как четко разлинован лес:
Высоких сосен правильные тени
По белизне легли наперерез.

 

Любовь в ее стихах — нежная и страстная, полная восторга и поклонения, но и достоинства, уважения.

Не взыщи, мои признанья грубы,
Ведь они под стать моей судьбе
У меня пересыхают губы
От одной лишь мысли о тебе.

Иногда строчки эти похожи на молитву, заклинание, заговор:

Друг другу навстречу
по-прежнему выйдем,
Пока еще слышим,
Пока еще видим,
Пока еще дышим,
И я сквозь рыданья
Тебя заклинаю:
назначь мне свиданье!

Звучат в строках Марии Петровых и философские мотивы, отзвуки вековечной Мудрости, и – удивительный, тонкий, искрометный юмор, трагическое мироощущение – и неизбывный оптимизм, воля к жизни:

Не отчаивайся никогда,
Даже в лапах роковой болезни,
Даже пред лицом сочтённых дней.
Ничего на свете нет скучней,
И бессмысленней, и бесполезней,
Чем стенать, что зря прошли года.
Ты ещё жива. Начни сначала.
Нет, не поздно: ты ещё жива.
Я не раз тебя изобличала,
И опять ключами ты бренчала
У дверей в тайницу волшебства.

Немало размышляла Мария Петровых и об истоках и предназначении творчества – и в этом она шла вслед за Александром Сергеевичем Пушкиным, своим кумиром.

На эту тему во время вечера был отдельный разговор – Ирина Хоновна Шихваргер поделилась с гостями своими мыслями о Пушкине, чьё присутствие буквально растворено в крови поэзии Марии Сергеевны.

Интересно, что впрямую Пушкин назван у Петровых всего два раза, но незримым он присутствует постоянно, во многих её стихотворениях. Особенно – когда Мария Сергеевна размышляет о миссии поэта. Несколько стихотворений ее проистекают из пушкинского «Пророка», в том числе, и одно из самых страшных поэтических размышлений – «Ты говоришь: «Я не творила зла…».

И я услышу скорбный стон небес,
И как внизу расхохотался бес,
И только в том спасение мое,
Что сгину — провалюсь в небытие.

К счастью, это не сбылось: забвение Марию Петровых миновало. Да и могло ли быть иначе: ведь она не только писала стихи, но и была Музой для поэтов — ей посвящали строки Борис Пастернак, Семен Липкин, Осип Мандельштам. Кстати, Мандельштама вместе с тремя другими поэтами увековечила в стихах сама Мария Сергеевна:

Ахматовой и Пастернака,
Цветаевой и Мандельштама
Неразлучимы имена.
Четыре путеводных знака —
Их горний свет горит упрямо,
Их связь таинственно ясна.
Неугасимое созвездье!
Навеки врозь, навеки вместе.

Что-то сказочное, мифическое есть в этих строчках, правда? И чем-то напоминают они одно из самых чудесных стихотворений поэта из Норского Посада Марии Петровых, которое так и называется: «Сказка». Им завершила свое поэтическое путешествие Татьяна Старочкина.

В этой то ли балладе, то ли легенде, то ли сне, то ли яви мы вместе с Марией Петровых отправляемся в страну детства, в которой дорога домой превращается в путь в сказку.

Но от заставы Ярославской
До Норской фабрики, до нас, —
Двенадцать верст морозной сказкой
Под звездным небом в поздний час…

************

Звенит бубенчик над дугою,
Поют полозья в тишине,
Но что-то грезится другое
В завороженном полусне.

На горизонте лес зубчатый,
Таинственный, волшебный лес.
Там, в чаще — угол непочатый
Видений, страхов и чудес.

Вот королевич серым волком
Подходит к замку на горе…
Неверный свет скользит по елкам,
По черным елкам в серебре.

Спит королевна непробудно,
И замок в чарах забытья.
Самой себе признаться трудно,
Что королевна — это я…

Вслушайтесь в эти строки – здесь тоже Пушкин! Королевич-то – из самого Лукоморья: помните, у Александра Сергеевича:

Там королевич мимоходом
Пленяет грозного царя…

Кстати, начинала свое выступление Татьяна Аркадьевна тоже «пушкинским» стихотворением «Болдинская осень», написанным ровно через сто лет с того времени, когда Пушкин был в Болдино, – в 1930 году. В нем есть строки, в которых Петровых размышляет о таинстве рождения стиха:

Во влажном серебре стволов
Троились отраженья слов,
Ещё не виданных доныне,
И вот в разгневанном камине —
Внутри огня — ты видишь их
И пламя воплощаешь в стих.

Как не вспомнить тут строки уже другого великого поэта, чье имя носит Центральная библиотека! Михаил Юрьевич Лермонтов тоже слова искал в стихии, видя их, как Пушкин Петровых, в огне:

Не встретит ответа
Средь шума мирского
Из пламя и света
Рожденное слово.

А ведь и у самой Марии Сергеевны пламя — но только, может быть, другое, не то, что у Пушкина и Лермонтова, но тоже исходящее из сердца, души, — воплотилось в стих. И это можно почувствовать, когда слушаешь чтение самой Марии Петровых. Гостям вечера такую возможность предоставили: в завершение встречи прозвучали записи голоса поэта — Мария Петровых прочла три произведения 60-х годов. 

Елена Белова, сотрудник ЦБС.

 

 

Ждём Вас в Центральной библиотеке имени М. Ю. Лермонтова
по адресу: г. Ярославль, пр-т Толбухина, д. 11

Организатор мероприятия - Ирина Хоновна Шихваргер
udivlenn@yandex.ru
Телефон для справок +7 (4852) 21-36-65

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *