Поэзия Марии Петровых. Читает Рена Бадуртдинова

Share on FacebookShare on VK

sarjan_petrovyhБиблиотека имени М. Ю. Лермонтова приглашает 2 июля 2015 года, в 18 часов на Литературный вечер: Поэзия Марии Петровых. Читает Рена Бадуртдинова.

Вечер, который состоится в Лермонтовской библиотеке 2 июля, называется просто: «Поэзия Марии Петровых». Просто? Ну да, конечно! Так же просто, как прост какой-нибудь совершенно прозрачный драгоценный камушек. Поэзия Марии Петровых и есть такой вот светящийся изнутри, но далеко не всеми видимый, драгоценный камушек. Младшая современница и друг Ахматовой и Мандельштама, с юности дружившая с Арсением Тарковским и другими замечательными поэтами, Мария Петровых была как будто скрыта в тени этих имён – тем более, что стихов своих она практически не печатала, была известна, в основном, как переводчица. (Единственная вышедшая при её жизни маленькая книга стихов «Дальнее дерево» была издана в Армении по инициативе её друзей, а не по её собственному желанию). Однако, дружившие с ней великие поэты знали, любили и высоко ценили её поэзию – этот потаённый драгоценный камушек с его тихим, но истинным и первородным внутренним светом.

Известно, что Анна Ахматова считала стихотворение Марии Петровых «Назначь мне свиданье на этом свете» лучшим лирическим стихотворением, написанным о любви в двадцатом веке на русском языке. А я хочу привести здесь ещё одно стихотворение Марии Петровых – на мой взгляд, совершенно волшебное:

Глубокий, будто тёмно-золотой,
Похожий тоном на твои глаза,
Божественною жизнью налитой,
Прозрачный, точно детская слеза,
Огромный, как заоблаченный гром,
Непогрешимо-ровный, как прибой,
Незапечатлеваемый пером –
Звук сердца, ставшего моей судьбой.

Как будто огромный торжественный колокол золотым своим звуком наполняет до краёв Вселенную – так слышит любовь единственный в мире звук сердца любимого…

Колокол… Стихотворение это написано в 1942 году, во время войны, когда колокола в России почти совсем (и давно уже) не звучали. Так откуда же этот глубокий золотой звук стихотворения? Не из детства ли? Не от звона ли колокольного ярославских храмов? Ведь Мария Сергеевна Петровых – наша землячка. Она родилась в 1908 году в Норском посаде под Ярославлем и жила здесь до 1925 года, училась в ярославской гимназии, ставшей затем советской школой. Была в своё время членом ярославского Союза поэтов. Её родной дядя, священник, крестивший её в одном из норских храмов, был уже в наше время признан церковью новомучеником, святым… О детских, ещё дореволюционных, годах на Ярославской земле Мария Сергеевна написала чудесное стихотворение «Сказка»:

Очарованье зимней ночи,
Воспоминанья детских лет…
Пожалуй, был бы путь короче
И замело бы санный след,

Но от заставы Ярославской
До Норской фабрики, до нас, –
Двенадцать вёрст морозной сказкой
Под звёздным небом в поздний час…

А то, что детство и ранняя юность Марии прошли в древнерусском городе, в Ярославле, не могло не сказаться на глубинной основе её творчества. Иначе откуда же возникла та чистая, целомудренная мелодия, что буквально пронизывает поэзию Марии Петровых? Мелодия, которая, по мнению поэта и переводчика Анатолия Гелескула, ближе всего к старинной традиции русского женского пения-плача. Наиболее явно это выразилось в стихотворении Марии Сергеевны начала 1960-х годов: «Плач китежанки». Уходит под воду Китеж. Уходит на глазах поэта традиционная Россия с её чудом ещё сохранившейся сокровенной красотой. И пишет-плачет Мария Петровых:

Затонул, белоснежный,
Лишь волна задрожала,
И жемчужная пена
К берегам отбежала.
Затонул, мой великий.
Стало оглядь безмолвно,
Только жаркие блики
Набегают на волны…

Но вот что удивительно: от этого печального плача нет ощущения безнадёжности. Столько в нём самом красоты и гармонии, что кажется: не утонет окончательно Китеж, сохранится в человеческих сердцах, возродится…

Однако, поэзия Марии Петровых часто по-настоящему трагична – до безысходности, до отчаяния. Слишком уж тяжкое время выпало на долю поэта. Террор 30-х годов тяжёлой смертоносной махиной проехал по её жизни, сердцу, поэзии:

Судьба за мной присматривала в оба,
Чтоб вдруг не обошла меня утрата.
Я потеряла друга, мужа, брата,
Я получала письма из-за гроба.

Так писала она о себе. И о друзьях своих – поэтах и не поэтах:

До срока лучшие из нас
В молчанье смерти выбыли.
И никого никто не спас
От неминучей гибели.

А ведь была ещё и великая, грозная война…

В присутствии трагедии – общенародной и личной – трудно, очень трудно говорить человеку с незащищённой, чуткой душой. Горе замыкает уста. И певческий голос поэзии Петровых прерывался надолго. Молчание, жестокое и мучительное, завладевало поэтом. Обращаясь к самой себе, Мария Петровых писала:

– Что ж ты молчишь из года в год?
Сказать, как видно, нечего?
– О нет, меня тоска гнетёт
От горя человечьего.

Во мне живого места нет,
И все дороги пройдены,
И я молчу десятки лет
Молчаньем горькой родины.

Но было у этого молчания Марии Петровых и другое основание – обострённое понимание цены слова. Суровая – но и великая – эпоха, совесть и безошибочное чувство правды требовали только подлинных, выстраданных слов. Недаром сказала Мария Петровых, обращаясь к поэтам:

Умейте домолчаться до стихов.

Она умела. Поэт-переводчик Анатолий Гелескул написал о Марии Петровых: «Её слова промыты молчанием, как в старательском лотке, и лишь самые веские остались на дне». А другой поэт, Арсений Тарковский, так сказал о тайне её поэзии: «Слова в стихах Марии Петровых светятся, загораясь одно от другого, соседнего. Тайна поэзии Марии Петровых – тайна сильной мысли и обогащённого слова».

На вечере в Лермонтовской библиотеке стихи Марии Петровых будет читать Рена Бадуртдинова. Мы услышим в её исполнении поэтическую композицию.

Для Рены Михайловны читать стихи – не профессиональное занятие, а нечто гораздо большее. Она живёт поэзией. И это своё живое чувство передаёт слушателям.

Приходите на вечер! Мы ждём Вас в библиотеке имени Лермонтова в четверг, 2 июля, в 18 часов. До встречи!

Ирина Шихваргер, организатор вечера

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *