Лермонтовские Чтения-2017: «Я знал одной лишь думы власть…»

12 октября в 12.00 в Центральной библиотеке имени М.Ю. Лермонтова был дан старт XVII Лермонтовским Чтениям . Они проходят ежегодно, с 2000 года, и стали уже традиционным культурным событием ярославской осени. Каждый год Чтения получают название по какой-либо лермонтовской строке. В этот раз ею стала цитата из поэмы «Мцыри»: «Я знал одной лишь думы власть…».

Что происходило за эти годы, какие открытия и встречи состоялись, рассказал видеоролик «Экскурс в историю Лермонтовских чтений с 2000 года», подготовленный специалистами Центральной библиотеки имени М.Ю. Лермонтова.

Приветствуя гостей Чтений, руководитель управления культуры города Ярославля Ольга Владимировна Каюрова отметила, что каждый раз Лермонтовские встречи удивляют чем-то новым.

— В этом году, например, впервые принимает участие в Чтениях в качестве партнера Музей Богдановича.

Ольга Владимировна поблагодарила гостей за внимание к мероприятию, партнеров форума – за помощь и поддержку и пожелала всем новых открытий и интересной информации.

А ведь и правда: каждый год организаторы придумывают что-то новое, необычное, не забывая, впрочем, и о традициях. Практически, как в старой доброй английской свадебной традиции: «Что-то новое, что-то старое, что-то чужое, что-то голубое».

Что до старого – а лучше сказать, традиционного, полюбившегося, то это, прежде всего, музыкальное приветствие от детской школы искусств имени Л.В. Собинова. В этом году перед участниками Чтений выступили педагоги школы – с романсами на стихи Михаила Юрьевича Лермонтова. Прозвучали «Молитва», «Парус» и «Горные вершины».

                                                     

Еще одна традиция, даже атрибут, без которого открытие не считается состоявшимся – это зажжение Лермонтовской свечи. Эту почетную миссию из года в год исполняет директор Центральной библиотеки имени М.Ю. Лермонтова, директор Централизованной библиотечной системы города Ярославля, организатор и ведущая Чтений Светлана Юрьевна Ахметдинова. Она также выступает с отчетом о предыдущих Чтениях.

Но в этом году получилось немного иначе —  и значит, пора поговорить о том, что же нового было на Чтениях.

Итак, Светлана Юрьевна представила не отчет о прошлых Чтениях, хотя тема ее выступления касалась форума самым прямым образом.

— Статья «Лермонтовские чтения» подготовлена для Ярославской литературной энциклопедии по просьбе Ольги Скибинской, составителя и редактора этого справочного издания, руководителя центра литературного краеведения ЯГПУ им. Ушинского. В статье представлено содержание ярославских чтений. Информация излагается не от года к году, а по темам, а именно: всё, что связано с Ярославлем и ярославцами, Лермонтовским окружением или событиями, фактами. О каждой упоминаемой персоне надо было выявить ярославскую составляющую, одновременно связанную с Лермонтовым. Пришлось провести целое исследование, т.к. в большинстве статей материалов чтений полная информация отсутствовала. Также необходимо было выверить и фактографические данные.

Уроженцами или жителями нашей земли были Иоанн Вендланд, чей род пересекался с Лермонтовыми, Алексей Зиновьев, первый учитель поэта, которому юный Мишель читал свои первые стихи, автор «Вечернего звона» Иван Козлов, стихи которого входили в круг чтения Михаила Юрьевича, с которым он был знаком, Олег Попов, лермонтовед, спасший в годы войны домик Лермонтова, Константин Опочинин, с которым поэт играл в шахматы и с которого, как считается, писал образ Печорина.

Светлана Юрьевна рассказала и о других тематических разделах статьи: о лермонтоведах, посещавших Ярославль и Лермонтовские Чтения, о литературоведческих исследованиях на Чтениях, о выставках художников, пополнении Лермонтовской коллекции, проектах сотрудников и подарках друзей библиотеки. Отдельно в статье рассматривается история бала-маскарада, который обязательно проходит в рамках Лермонтовских дней.

На генеалогические направления в докладе Светланы Юрьевны обратил внимание Владимир Захаров, почетный гость Чтений. Владимир Александрович отметил, как важна и нужна такая работа – по изучению не только жизни поэта, но и его окружения.

— Именно эти источники – архивы современников поэта, людей, с которыми он был знаком или просто жил в одном городе, в одной местности, в одно время – могут дать исследователям богатейший пласт материала, массу новых находок и открытий.

 

Владимир Захаров познакомил участников Чтений с новостями лермонтоведения, с тем, что удалось выяснить и узнать за последнее время. Также ученый обозначил слабо разработанные направления  — например, мало занимаются изучением периода учебы Лермонтова, хотя в это время закладывались многие черты характера поэта.

— Кроме того, что такое была школа гвардейских подпрапорщиков? Там ведь готовили будущих разведчиков. Сами понимаете, какого уровня знания получали слушатели – и Михаил Юрьевич в их числе. К примеру, офицеры – особенно кто воевал на Кавказе – обязаны были знать, что такое ислам, шариат, особенности веры и запреты в ней.

Оно и понятно: это позволяло не попасть в опасную ситуацию, нарушив ненароком какой-то запрет. Но такое знание давало и уважение к культуре и быту мусульман, которое многие отмечают у Лермонтова. Не зря его на Кавказе любят и уважают.

Еще одно малоизученное направление – автобиографические мотивы в произведениях поэта. Эта тема, по мнению В.А. Захарова, имеет огромное будущее!

— Но, повторюсь, если исследователь не будет лениться и станет изучать не только архивы, напрямую связанные с Лермонтовым. Вот вам пример. Повесть «Тамань». Написано, что Печорин приехал в город – а там все гостиницы и постоялые дворы заняты. Я задался целью понять, что имел в виду Михаил Юрьевич, в этом эпизоде отразивший свой приезд в Тамань, которая тоже была полна людей. Оказалось, что в этот момент на Кавказе был Николай Первый. И в Тамани собралось на встречу с императором все начальство Кубани (в том числе, и родственник поэта). А император один не ездит, при нем свита, делопроизводители, различные службы, сопровождающие… Понятно, почему город был битком. А ведь в архиве Лермонтова этого нет: я изучал архив о визите Николая Первого.

Владимир Александрович рассказал массу такого рода историй – как он обнаружил портрет есаула Якова Бараховича, отчаянного малого и контрабандиста, прототипа Янко в повести «Тамань», в архиве рисунков князя Гагарина. Как нашел наградные документы на Бараховича и его баркасную команду, рискнувших в бурю на море доставить на берег царя с корабля, не сумевшего пришвартоваться. Что в Абхазии, возможно, ждет сенсация: неизвестный прижизненный портрет Лермонтова: была такая информация, но встретиться с нужными людьми не получилось.

— Возможно, в этом году или в следующем я все-таки отправлюсь в Абхазию и выясню, действительно ли там есть такая реликвия. В принципе, если рисунок или картина была написана кем-то из этого рода и всегда хранилась в семье, то почему бы и нет.

Благодаря Владимиру Александровичу, Лермонтовская коллекция библиотеки пополнилась новыми экспонатами: он подарил небольшое собрание экслибрисов, посвященных Лермонтову.

Что еще нового прозвучало на Чтениях? Для многих стал открытием доклад Ольги Абрамовны Хейфец, краеведа и экскурсовода из Пятигорска «Лермонтов и русская поэзия в творчестве Юрия Кублановского». Она решила сравнить поэзию Михаила Юрьевича и Юрия Михайловича, уроженца города Рыбинска.

Гостья не только высказывала свою точку зрения на мотивы стихов и манеру письма двух поэтов, но и включала в работу зал, прося слушателей поделиться своим мнением. Так ли они думают, видят ли в той или иной строке связь с Лермонтовым – или, может быть, здесь реминисценции с другими классиками. Получился своего рода интерактивный диалог-беседа, в который зал включился охотно и активно.

Сравнение лежало в основе и еще одного выступления, также открывшего многим новое поэтическое имя. Герман Юрьевич Филипповский рассказал о Лермонтове и Гёльдерлине – «пилигримах «священной ночи». Правда, имя немецкого поэта новое лишь потому, что в России его знают мало – а жил он на рубеже 18-19 веков. И многие именитые исследователи признают Гёльдерлина одним из величайших поэтов мира. Герман Юрьевич вслед за другими учеными ставит рядом и вровень с ним и Михаила Юрьевича.

— Лермонтов всегда был оригинален, он особо неповторим, никого не копировал. И когда мы начинаем сравнивать его с немецкими романтиками и романтиками вообще – эта особость проступает очень явно. У Лермонтова образы те же, но наполнены они другим настроением, если хотите. У него ночь – та самая, священная, — не беспросветна. Она полна светлой тайны, открытости. Не могильная ночь, но ночь, в которой «пустыня внемлет Богу и звезда с звездою говорит».

Г.Ю. Филипповский считает, что Гёльдерлин и Лермонтов – две синхронные величины. И тот, кто видит в Лермонтове примитив, увидит его и в Гёльдерлине. А ведь этим именем открывается работа основоположника экзистенциализма, по мнению многих, крупнейшего европейского философам  после Платона Мартина Хайдеггера «О поэтах и поэзии».

Что-то новое, что-то старое… А может ли старое быть новым? Еще как – если это старое издание, пополнившее фонды библиотеки. Новая старая книга – это, конечно, Лермонтов, том из собрания сочинений, выпущенный в 1891 году и подаренный ярославской Лермонтовке Юрием Кублановским (да, все переплетается в этом мире и все взаимосвязано, порой так мистически – впрочем, это очень по-лермонтовски!). Светлана Юрьевна Ахметдинова представила участникам Чтений это издание, отметив, что в нем очень много гравюр, выполненных лучшими русскими художниками как иллюстрации к Лермонтову.

«Демон» и «Мцыри», «Беглец» и «Герой нашего времени» — на слайдах презентации можно было видеть рисунки к этим и другим произведениям Михаила Юрьевича. Владимир Александрович Захаров обратил внимание зрителей на оформление книги.

— До революции все издания выходили без переплета. Дело в том, что переплетных мастерских было очень много, и в них каждый мог заказать переплет по карману. Издательства также предлагали подписчикам купить обложку для приобретенного собрания сочинений. Так что дореволюционные книги можно встретить в самых разных оформлениях. Также интересно, что рисунки, гравюры к книгам продавались в виде отдельных листов, которые также можно было оформить по своему вкусу.

Ну, а что же там с чужим и голубым, спросите вы. Не поверите, и такое было! Одна из участниц Чтений, Екатерина Леонидовна Соснина из Пятигорска не смогла приехать в Ярославль – и прислала заочный доклад об Иване Сабанееве, уроженце Ярославии, устроителе знаменитых Пятигорских ванн, которые принимал и Лермонтов. Зачитать это выступление доверили сотруднику ЦБ Наталье Ивановне Фондо.

Ну, а голубой… Голубым было море, в котором белел одинокий парус в романсе, исполненном на открытии. Голубым – или лазурным – было небо, в котором путешествовали тучки – вечные странницы, упоминавшиеся в выступлениях. Голубым было и сиянье, в котором спит земля в стихотворении «Выхожу один я на дорогу», которое подробно разбирал Г.Ю. Филипповский,  сравнивая с «Вином и хлебом» Гёльдерлина. А еще, говорят, голубой был любимым цветом поэта, чье имя в этот день звучало в стенах Лермонтовской библиотеки с таким почтением и уважением!

Елена Белова, сотрудник ЦБС.

 

 

Ждём Вас в Центральной библиотеке имени М. Ю. Лермонтова
по адресу: г. Ярославль, пр-т Толбухина, д. 11

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *