Историческая экспедиция «Их имена не забудутся»

Share on FacebookShare on VK

Презентация Microsoft PowerPointТрадиционно в эти январские дни мы проводим совместные мероприятия с Домом культуры «Радий», посвященные  одной из трагических страниц Великой Отечественной войны – блокаде Ленинграда. Общеизвестен вклад  жителей нашей земли во всенародной  помощи Ленинграду.

Именно этому и была посвящена  историческая экспедиция «Их имена не забудутся», проведенная 29 января 2016 для старших классов школы №73.

Мой рассказ  был о ярославском следе блокады, этому была посвящена одноименная презентация, а также было рассказано о Надежде Федоровне Сажиной,  ребенком вывезенной из блокадного Ленинграда, которую все знают и любят, о книге «Чтобы помнили», где помещен мой рассказ о ней, а также состоялась презентация книги «Породнились Нева с Волгою.  Ярославское эхо блокады», где также напечатана о ней статья.

GEDC0045

Эта книга-рассказ о судьбах тысяч ленинградцев, которые в 1941-1944 годах были вывезены из блокадного города и нашли приют на Ярославской земле. Вместе с тем это и рассказ о ярославцах, которые взяли на себя заботу об эвакуированных людях, и прежде всего о ленинградских детях, оставшихся без родителей.

А еще – это книга о героизме и мужестве жителей и защитников города на Неве, выстоявших в тяжелых условиях блокады, которая длилась 900 дней.

GEDC0048

А мой рассказ «История одного альбома», был посвящен реликвии, хранящейся в семейном архиве. В этой истории, перенесшей школьников в далекий 1942 год,  соединились военный Ярославль, чеховский альбом и блокадный эшелон.

«Ярославль. 1942 год. Война наложила свой отпечаток на город, жителей.
Все труднее в Ярославле становилось с продуктами, со снабжением. Город был объявлен на военном положении, Взрослые работали в цехах, на трудовом фронте, а дети и подростки, заменяли на производстве ушедших на войну.  А еще, а еще ночами стояли в очередях за хлебом, который выдавали по карточкам.
Очередь была  по номерам, их писали мелом, или чернильным карандашом на спине, или на рукаве, или на ладони. Одежду, руки, на которых были написаны номера, приходилось постоянно очищать, освобождая место под новые номера. Помогала только солярка, или мыло. А с тем и другим было очень туго. Вот и была одежда затерты, а руки в ссадинах до крови.

«В шестнадцать лет не ел я вдоволь хлеба,
В шестнадцать лет я часто дома не был.
За хлебом очередь я видел не во сне,
Я ощущал свой номер на спине.
А был он этот номер так велик,
Что еле выговаривал язык.
Случалось, приходил я без еды.
Не дай вам боже этакой беды».

Подросток, получив свой паек, пошел как всегда, пешком домой от завода, по рельсам через станцию Приволжье. На станции толпился народ, это были горожане, узнавшие о прибытии очередного поезда с эвакуированными блокадниками-ленинградцами.

У старого, обшарпанного вагона он остановился. Привалившись к вагону, сидел высохший, какой-то бесцветный и серый, непонятного возраста человек. На руках тот держал девочку, такую же непонятную и высохшую, как и он сам. Тихо, и как-то безнадежно она плакала».

В  этой  истории, перенесшей школьников в далекий 1942 год, непостижимым образом соединились военный Ярославль, чеховский альбом и блокадный эшелон.

Этот рассказ был опубликован в книге «А. П. Чехов и Общество любителей российской словесности».

GEDC0051

А на глазах детей, слушавших этот рассказ, были с трудом скрываемые слезы.

17.02.2016.
Заведующая ф. №7
Т. Н. Кузнецова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *