Библиотечная среда. Разговор с Николаем Колодиным

Share on FacebookShare on VK

В рамках традиционной Библиотечной среды для сотрудников Централизованной библиотечной системы города Ярославля (директор Светлана Юрьевна Ахметдинова), кроме обсуждения чисто профессиональных моментов, устраивают еще и встречи с интересными людьми – конечно, обязательно связанные с книгой. 11 ноября в гости в библиотеку имени М.Ю. Лермонтова пригласили Николая Николаевича Колодина для презентации его нового четырехтомника о Ярославле «Город древний. Здания. Люди. Легенды».

Имя этого человека хорошо известно в Ярославле. Журналист (как он сам шутит, для мужчины три профессии подходят – артист, юрист и журналист), поэт, краевед, он работал в нескольких городских изданиях, в том числе — в газете Моторного завода. Там же ему случилось и быть диктором местного радио, в связи с чем редактор многотиражки Иосиф Берлин говорил о Колодине: «Мой Левитан», имея в виду легендарного диктора.

А вообще-то послужной список Николая Николаевича весьма разнообразен: довелось ему быть разнорабочим, формовщиком шлакоблоков, учеником плотника, строителем, воспитателем в детском доме… Однако с момента первой публикации в 1959 году остаётся преданным только одной деятельности – журналистике, является дважды лауреатом Губернаторской премии имени Л. Н. Трефолева в области журналистики.

Обо всем этом участники мероприятия узнали из специально подготовленной презентации, с которой выступила организатор и ведущая встречи директор ЦБС Светлана Юрьевна Ахметдинова.

В последние 20 лет к журналистике прибавилась новая краска – краеведение. А конкретно – та самая книга, которую и презентовали в Лермонтовской библиотеке в Год литературы.

Четыре тома писались не так и долго, а вот сбор материалов для них занял куда больше времени. Но результат стоил таких грандиозных усилий (и немалых материальных средств, заметим в скобках).

— Я с самого начала решил идти не от туристических маршрутов. Таких книг много, а мне хотелось чего-то оригинального. Кстати, именно нежелание повторяться и повторять за кем-то стало причиной того, что в мою книгу, в том, посвященный окраинам Ярославля, не вошел Заволжский район – к тому времени уже появилась замечательная книга Натальи Обнорской об этих местах. Прочитав работу коллеги, я понял, что мне нечего добавить.

А как же строится издание? Если не от маршрутов, то от чего решил отталкиваться автор? Если очень обобщить, то можно сказать, что шел Колодин от исторической географии. Судите сами.

Где был основан Ярославль? На Стрелке. Что такое Стрелка? Место слияния двух рек, Которосли и Волги. А что идет вдоль реки в городе сегодня? Набережная. И вот первый том так и назван: «Набережные» (интересно, что долгое время главной рекой в Ярославле считалась Которосль). Здесь, на Стрелке, появился Рубленый город.

А вот город Земляной – то есть окружение Рубленого города – появился и стал расти в следующие столетия. Этот Земляной город, его развитие и история, стали основой материала для второго тома – «Земляной город».

Потом, вокруг этого сердца, этого центра притяжения стали появляться посады и слободы. Как называется третий том, вы уже догадались.

Ну, а окраины, о которых упоминалось выше, их история и эволюция – содержание тома четвертого. Рассказ идет о тех местах, где сейчас находятся Ленинский, Дзержинский, Красноперекопский и Фрунзенский районы.

— Во время работы над многотомником меня беспокоили два момента. Первое: много старославянских и древнерусских слов. Но от этого никак не уйти, это – часть истории, неотъемлемая часть. Может быть, конечно, что я несколько переборщил с цитированием древнерусских текстов. Ну, читатель у нас умный, разберется. А вот от сносок я отказался, за что и был упрекаем не раз: я с самого начала писал книгу для массового пользования, чтобы ничто не мешало восприятию материала.

А второе, на что сетует Николай Николаевич – это несправедливость истории, ее избирательная память. Так уж складывается, что многие достойные люди оказываются забыты, их имена в забвении.

— Вот, скажем, все знают Александра Невского. А кто слышал о его сыне Дмитрии? Он 30 лет правил в Переславле-Залесском, ходил в походы в Европу, да так успешно, что там Дмитрия называли лучшим (!) полководцем 13-го столетия? – разводит руками Николай Колодин.

В зале стоит тишина: даже библиотекари не все в курсе таких страниц истории края. А тем временем Николай Николаевич продолжает:

— А Иван Дмитревский, соратник Федора Волкова? Кто помнит о нем? А ведь именно Дмитревский стал продолжателем дела основателя русского театра, возглавив труппу после смерти Волкова и взяв на себя все его роли. Дмитревский руководил первым русским театральным училищем, первым из актеров получил и звание академика.

Между тем, имена не самых славных сынов Отечества носят улицы и площади города. Да, может быть, экономический момент и важен (переименование – процедура не из дешевых), однако историческая справедливость, наверное, стоит того? Неужели губернатор Мельгунов, при котором Ярославль получил свой нынешний облик (историческая часть, понятно), не заслужил улицы своего имени?

Когда завершился рассказ автора о своем творении, библиотекари сразу начали сыпать вопросами, замечаниями, уточнениями, ремарками. В чем-то эти реплики были созвучны Колодину, в чем-то – не совсем. Возникали споры, иной раз – по весьма щекотливым вопросам (и даже между соседями – тема, что называется, зацепила, заставила обсуждать).

Например, Ирина Хоновна Шихваргер из Центральной библиотеки в ответ на утверждение Н. Колодина, что мат во времена царя Алексея Михайловича, видимо, был разговорной речью, а не ругательствами, привела в качестве возражения цитату из документа того времени с осуждением брани как таковой. Было возражение из зала и на фразу о Дмитревском – знают его у нас, знают, может быть, не все, но многие.

Кто-то обратил внимание автора на личность Герасима Лебедева, заметив, что этого человека стоило упомянуть в книге. На это Н. Колодин ответил, что, конечно, это достойная фигура, но в ограниченный объем поместить всех просто невозможно.

— А возвращаться к работе над книгой, дополнять ее, делать еще тома, я не планирую, — подвел черту Николай Николаевич.

Оно и неудивительно: 20 лет работы, конечно же, потребовали массу сил и времени, а еще больше энергии забирает поиск денег для издания. Все четыре тома Колодин при поддержке жены издал за свои средства. Спонсоры не слишком охотно финансируют издание краеведческой литературы, увы… И от того еще более ценным становится дар автора библиотекам – ЦБС Николай Николаевич передал 10 экземпляров своего труда.

А ведь дело-то, которое делает Колодин и такие же, как он, энтузиасты, — это великое дело. Когда-нибудь плотину наконец-то прорвет – и тогда волна вынесет на поверхность наши самые главные сокровища: имена и память о тех людях, благодаря которым мы живем в нашем древнем и вечно молодом, таком прекрасном городе – Ярославле.

«Пока я помню – я живу», поется в песне. А тех, кто хранит память, словно в компенсацию их усилий, история тоже не забывает. Думается, что и имя Николая Колодина не канет в Лету и станет одним из тех имен, что вписаны в историю Ярославля и России.

Ну, а библиотекари всегда помогут в этом достойном и благодарном деле – сохранении памяти, знаний, истории, книжной мудрости.

Елена Белова, сотрудник библиотеки имени А.П. Чехова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *